Обеспечение подозреваемому права на защиту при расследовании преступлений.

1. Законодательные гарантии осуществления подозреваемым права на защиту на предварительном следствии.

Законный интерес подозреваемого составляет защита от возникшего у органов уголовного преследования подозрения и отстаивания в связи с этим прав и законных интересов. Стремление подозреваемого воспользоваться предоставленными правами, направлено на достижение его законных интересов. Именно в этом аспекте следует рассматривать конституционное право на защиту, позволяющее подозреваемому как самому лично, так и с помощью защитника, доказывать свою невиновность, либо приводить смягчающие вину обстоятельства. Вместе с тем, реализация права подозреваемого на защиту служит не только охране его законных интересов, но и создает определенный баланс с уголовным преследованием, что позволяет успешно реализовать назначение уголовного судопроизводства.

Обеспечение права на защиту является проявлением демократических основ нашего общественного строя, необходимым условием соблюдения законности и правопорядка при расследовании преступлений и осуществления истинного правосудия. Принцип обеспечения подозреваемому (а затем обвиняемому, подсудимому) права на защиту пронизывает все уголовное судопроизводство.

В широком смысле, право на защиту (как на международном, так и на внутригосударственном уровне) является понятием собирательным, так как оно включает в себя следующие составляющие:

  1. право на получение квалифицированной юридической помощи, в том числе бесплатной;
  2. право на судебную защиту;
  3. право на защиту всеми способами, предусмотренными законом.

Таким образом, право подозреваемого на защиту включает в себя, по меньшей мере, три основных элемента. Во-первых, положение о том, что подозреваемый должен быть наделен комплексом таких мер, реализация которых позволила бы ему самому эффективно защищать свои права и законные интересы. Во-вторых, положение о праве на квалифицированную юридическую помощь, которой может в необходимых случаях воспользоваться каждый. В-третьих, положение о возложении на лиц, ведущих дознание, следователей, прокуроров и судей обязанности осуществлять действия, направленные на содействие защите подозреваемых.

При расследовании преступлений, когда осуществляется уголовное преследование, подозреваемый, в соответствии с ч.4 ст. 46 УПК РФ, вправе:

  1. знать, в чем он подозревается, и получить копию постановления о возбуждении против него уголовного дела, либо копию протокола задержания, либо копию постановления о применении к нему меры пресечения;
  2. давать объяснения и показания по поводу имеющегося в отношении его подозрения либо отказаться от дачи объяснений и показаний. При согласии подозреваемого дать показания он должен быть предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и при его последующем отказе от этих показаний, за исключением случая, предусмотренного п.1 ч.2 ст.75 УПК;
  3. пользоваться помощью защитника с момента, предусмотренного п.п.2-3ˡ ч.3 ст.49 УПК, и иметь свидание с ним наедине и конфиденциально до первого допроса подозреваемого;
  4. представлять доказательства;
  5. заявлять ходатайства и отводы;
  6. давать показания и объяснения на родном языке или языке, которым он владеет;
  7. пользоваться помощью переводчика бесплатно;
  8. знакомиться с протоколами следственных действий, произведенных с его участием, и подавать на них замечания
  9. участвовать с разрешения следователя или дознавателя в следственных действиях, производимых по его ходатайству, ходатайству его защитника либо законного представителя;
  10. приносить жалобы на действия (бездействие) и решения суда, прокурора, следователя и дознавателя;
  11. защищаться иными средствами и способами, не запрещенными УПК.

Эти правомочия дают подозреваемому возможность опровергнуть ошибочное подозрение или способствовать выявлению обстоятельств, смягчающих ответственность.

Закон не только провозглашает право подозреваемого защищаться, но и требует от дознавателя, следователя, прокурора и суда обеспечения подозреваемому возможности воспользоваться своими правами, которые, в частности, должны быть ему четко разъяснены. Таким образом, речь идет не просто о провозглашении права на защиту, а об обязательном обеспечении его, т.е. создании гарантий для реального осуществления этого права.

При этом не исключается возможность злоупотребления правонарушителем предоставленными правами на защиту и соответствующими гарантиями, однако их отсутствие создает возможность для недобросовестных должностных лиц ненадлежащим образом относиться к выполнению этих предписаний УПК РФ.

С одной стороны, закон обязывает следователя, дознавателя, прокурора и суд разъяснять подозреваемому его права, обязанности и ответственность, и обеспечивать возможность осуществления этих прав (ч.1 ст.11 УПК РФ), с другой стороны, все это предполагает обязанность защитника сделать то же самое, более детально остановившись не только на сущности подозрения, но и на его последствиях, влияющих на правовую оценку деяния и на меру наказания, выносимую судом.

Защитник приглашается для участия в деле подозреваемым, его законным представителем, а также другими лицами по поручению или с согласия подозреваемого (ч.1 ст.50 УПК РФ). Причем волеизъявление подозреваемого является определяющим фактором при решении вопроса об участии защитника и его конкретной кандидатуре.

По просьбе подозреваемого участие защитника по назначению, в соответствии с ч.2 ст.50 УПК РФ, обеспечивается дознавателем, следователем, прокурором или судом. При этом органы предварительного расследования, прокурор, суд, в производстве которых находится дело, вправе полностью или частично освободить подозреваемого от оплаты юридической помощи. Оплата труда адвоката в этих случаях должна компенсироваться за счет средств федерального бюджета (ч.5 ст.50 УПК РФ).

Законодательство об адвокатуре в этой части остается в значительной мере декларативным. Прежде всего, это касается оплаты труда адвокатов, выполняющих поручения правоохранительных органов и суда, а также оказывающих иную «бесплатную юридическую помощь».

УПК РФ создает дополнительные условия для роста поручений правоохранительных органов и суда адвокатам по уголовному делу.

Учитывая, что компенсация трудовых затрат адвокатов носит символичный, а зачастую отсроченный характер, возникает необходимость по определению в федеральном законе размера вознаграждения на уровне, принятым в государстве ставкам оплаты труда работников правоохранительных органов соответствующего звена.

В случае неявки приглашенного или назначенного защитника в течение пяти дней дознаватель, следователь, прокурор вправе предложить подозреваемому пригласить другого защитника, а в случае его отказа - принять меры к назначению защитника. Если участвующий в уголовном деле защитник в течение пяти дней не может принять участие в производстве конкретного следственного действия, а подозреваемый не приглашает другого защитника и не ходатайствует об этом, дознаватель, следователь вправе выполнить данное следственное действие без участия защитника, за исключением случаев, предусмотренных п.п.2-6 ст.51 УПК, когда участие защитника является обязательным (ч.3 ст.50 УПК). В случае задержания подозреваемого или заключения его под стражу, если явка защитника, избранного им, невозможна в течение двадцати четырех часов, дознаватель, следователь, прокурор принимают меры к назначению защитника. При отказе подозреваемого от назначенного защитника следственные действия с его участием могут быть произведены без участия защитника, за исключением случаев, предусмотренных п.п.2-6 ст.51 УПК, когда участие защитника является обязательным (ч.4 ст.50 УПК).

В соответствии со ст.52 УПК РФ, подозреваемый вправе в любой момент производства по уголовному делу отказаться от помощи защитника. Такой отказ допускается только по инициативе подозреваемого. Отказ от защитника заявляется в письменном виде. Если отказ от защитника заявляется во время производства следственного действия, то об этом делается отметка в протоколе данного следственного действия.

При этом судебная практика твердо придерживается правила, что отказ может быть удовлетворен лишь при наличии реально представленного защитника, т.е. в материалах дела должен быть ордер конкретного адвоката, которому была поручена защита и который беседовал с подозреваемым, защиту которого намерен был осуществлять.

Помимо того, отказ от защитника не обязателен для дознавателя, следователя, прокурора и суда (ч.2 ст.52 УПК РФ). В то же время, отказ от защитника не лишает подозреваемого права в дальнейшем ходатайствовать о допуске защитника к участию в производстве по уголовному делу (ч.3 ст.52 УПК РФ), в чем проявляется демократизм процесса, его направленность на обеспечение прав его участников.

Важнейшей гарантией осуществления права на защиту подозреваемого являет-ся положение уголовно-процессуального закона об обязательном участии защитника (ст.51 УПК РФ). В соответствии с данным положением участие защитника подозреваемого в уголовном судопроизводстве обязательно, если:

  1. Подозреваемый не отказался от защитника в порядке, установленном ст.52 УПК РФ.
  2. Подозреваемый является несовершеннолетним.
  3. Подозреваемый в силу физических или психических недостатков не может самостоятельно осуществлять свое право на защиту.
  4. Подозреваемый не владеет языком, на котором ведется производство по уголовному делу.

Если защитник не приглашен самим подозреваемым, его законным представителем, а также другими лицами по поручению или с согласия подозреваемого, то дознаватель, следователь, прокурор или суд обеспечивают участие защитника в уголовном судопроизводстве (ч.3 ст.51 УПК РФ).

Одной из гарантий права иметь защитника является право подозреваемого знать, что он может пользоваться помощью защитника с определенного законом момента.

Конституционный Суд РФ при мотивировании своих выводов по данному вопросу сослался на ряд решений Европейского Суда по правам человека. Аргументируя свою позицию, он, в частности, указал: «...Рассматривая право обвиняемого на получение помощи адвоката, как распространяющееся на досудебные стадии производства, Европейский Суд по правам человека сформулировал ряд положений, согласно которым отказ задержанному в доступе к адвокату в течение первых часов допросов полицией в ситуации, когда праву на защиту может быть нанесен невосполнимый ущерб, служит - каким бы то ни было основанием такого отказа - несовместимым с правами обвиняемого».

Так, решения Европейского Суда были положены Конституционным Судом РФ в основу принятого им постановления о признании не соответствующими Конституции РФ положений ч.1 ст.47 УПК РСФСР, которые, по их буквальному смыслу, предоставляют лицу, подозреваемому в совершении преступления, право пользоваться помощью защитника лишь с момента объявления ему протокола задержания либо постановления о применении до предъявления обвинения меры пресечения в виде заключения под стражу и, следовательно, ограничивают право каждого на досудебных стадиях уголовного судопроизводства пользоваться помощью адвоката (защитника) во всех случаях, когда его права и свободы существенно затрагиваются или могут быть существенно затронуты действиями и мерами, связанными с уголовным преследованием.

Изучение практики расследования дает основания полагать, что появление защитника в деле на раннем этапе производства не создает для следователя непреодолимых трудностей, но ощутимо благоприятствует качеству расследования.

Кроме того, допуск защитника к участию в уголовном деле на ранних этапах расследования, несомненно, способствует большему обеспечению прав подозреваемого. Однако эффективность защиты в целом во многом зависит от того, насколько отлажен механизм своевременного вступления защитника в дело и в какой мере защитник использует имеющиеся в его распоряжении возможности защиты.

Если в распоряжении следователя надежные доказательства, и он обладает достаточным уровнем профессионализма, ему нечего опасаться за результаты расследования, как бы не был активен и не старался их опровергнуть защитник подозреваемого. Защитник «опасен» только неквалифицированному следователю, не уверенному в своих силах и выводах по делу, но для такого следователя аналогичную опасность представляют и прокурор, и суд.

Гарантией осуществления подозреваемым права на защиту также можно назвать законодательное положение, согласно которому адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты подозреваемого (ч.7 ст.49 УПК РФ).

Заявление ходатайств является одним из самым распространенных средств защиты в уголовном процессе. Участники уголовного судопроизводства со стороны защиты используют это средство при обнаружении недостатков предварительного следствия и дознания, при несогласии с квалификацией преступления и избранной мерой пресечения, при просьбе о приобщении к делу определенных объектов, как доказательств по делу, и проведения дополнительных следственных действий. Не может быть отказано в удовлетворении ходатайства из-за трудности его выполнения или возможного разрешения его судом.

В соответствии со ст.159 УПК РФ следователь или дознаватель обязаны рассмотреть каждое заявленное по уголовному делу ходатайство. При этом подозреваемому, его защитнику не может быть отказано в допросе свидетелей, производстве судебной экспертизы и других следственных действий, если обстоятельства, об установлении которых они ходатайствуют, имеют значение для уголовного дела.

Ходатайство подлежит рассмотрению и разрешению непосредственно после его заявления. В случаях, когда немедленное принятие решения по ходатайству, заявленному в ходе предварительного расследования, невозможно, оно должно быть разрешено не позднее 3 суток со дня его заявления (ст.121 УПК РФ). Об удовлетворении ходатайства либо о полном или частичном отказе в его удовлетворении дознаватель, следователь, прокурор, судья выносят постановление, а суд - определение, которое доводится до сведения лица, заявившего ходатайство. Решение по ходатайству может быть обжаловано в порядке, установленном гл.16 УПК РФ (ст. 122 УПК РФ).

Ограничения права подозреваемого и его защитника на заявление ходатайств являются серьезными нарушениями права на защиту, так как заявление ходатайств - одно из средств обеспечения законных интересов подозреваемого в ходе осуществляемого в отношении него уголовного преследования. Чаще всего эти ограничения выражаются в следующем:

  1. В создании лицами, осуществляющими производство по делу, условий, затрудняющих заявление ходатайств подозреваемым и его защитником или мешающих обжалованию ими отказа в удовлетворении их ходатайств.
  2. Право на заявление ходатайств ограничивается в случае необоснованного отказа в его удовлетворении.

Обращает на себя внимание активная надзорная деятельность прокуроров по фактам необоснованного отклонения ходатайств следователями: в необходимых случаях они отменяют незаконные и необоснованные постановления и дают следователям указания о восполнении материалов расследования, чем обеспечивают права и законные интересы участников уголовного судопроизводства.

Возникающие на практике сложности в обеспечении подозреваемых при расследовании преступлений помощью защитника обусловлены следующими обстоятельствами:

  1. недостаточное количество адвокатов;
  2. невозможность замены защитника в требуемый срок;
  3. низкая платежеспособность доверителей;
  4. отсутствие в УПК РФ мер ответственности защитника;
  5. реализация права на свидание с защитником.

  1. Особенно остро стоит проблема, когда в помощи защитника нуждаются несколько подозреваемых по одному уголовному делу, и их интересы противоречивы, поэтому требуется несколько защитников.
    Надзирающий прокурор постоянно проверяет законность действий следователя на предмет своевременного обеспечения подозреваемого защитником. Между тем, обеспечение следователем обязательного участия защитника подозреваемого нередко связано со значительными трудностями в связи с отсутствием на данный момент незанятых адвокатов (а в некоторых отдаленных районах России адвокаты вообще отсутствуют). Поэтому обращение с просьбой о предоставлении защитника не может быть удовлетворено.
    Вместе с тем, судебная практика твердо идет по пути признания факта нарушения права на защиту в случае, если ходатайство любого подозреваемого о предоставлении ему защитника не было выполнено. В связи с этим, несмотря на возникающие трудности и вызываемое этим затягивание следствия, как правило, принимаются все меры для привлечения в дело защитника, когда этого требует уголовно-процессуальное законодательство.
  2. Согласно ч.2 ст.46 УПК РФ, подозреваемый должен быть допрошен не позднее 24 часов с момента его фактического его задержания. В то же время, согласно ч.3 ст.50 УПК РФ, если подозреваемый желает иметь конкретного защитника, то замена данного защитника в случае его неявки возможна только по истечении 5 суток со дня заявления ходатайства о приглашении защитника.
    Таким образом, соблюдение требований одной из вышеуказанных норм уголовно-процессуального закона автоматически приводит к нарушению других.
    Представляется, что в данном случае лицу, осуществляющему производство по делу, необходимо принять меры по назначению другого защитника, как это предусмотрено ч.3 ст.50 УПК РФ.
  3. В основном лица, нуждающиеся в юридических услугах защитника, неплатежеспособны, что во многих случаях вызывает нежелание адвокатов принимать на себя защиту по делам в порядке ст.51 УПК РФ. Поэтому право на защиту пока в полной мере не реализуется из-за высокой оплаты адвокатских услуг. В этой связи встречаются случаи, когда адвокаты оказывают на подзащитных воздействие с тем, чтобы последние отказались от их услуг.
    Наряду с этим отмечается, что адвокат по назначению чаще всего не обеспечивает полноценной защиты клиента. Зная такое положение вещей, подозреваемые нередко указывают, что отказ от адвоката не связан с их материальным положением. Также указывается на отдельные факты нарушения права на защиту вследствие склонения подозреваемых к отказу от участия защитника лицами, осуществляющими расследование.
  4. Механизм привлечения адвокатов к ответственности за неисполнение ими своих обязанностей, в частности, за отказы участвовать в уголовном судопроизводстве в ночное время, в выходные дни и праздничные дни, в УПК РФ не предусмотрен.
  5. 5. В соответствии с п.1 ч.1 ст.53 УПК РФ, с момента допуска к участию в уголовном деле защитник вправе иметь с подозреваемым до первого допроса свидание наедине и конфиденциально.

Определенные трудности при этом возникают с определением момента, когда свидание может быть предоставлено, так как иногда защитник или его подзащитный могут заявить о предоставлении им свидания наедине в то время, когда идет следственное действие.

В подобном случае следователь должен разъяснить, что свидание будет предоставлено по окончании следственного действия или же, что вопрос, который оказался внезапным и вызвал просьбу о свидании, пока снимается. Однако если защитник и подозреваемый настаивают на предоставлении свидания и в противном случае подозреваемый отказывается отвечать на вопросы следователя, целесообразно отразить ходатайство протоколе, сделать перерыв и предоставить свидание наедине. В принципе, это нарушает тактические планы следователя и исключает использование при расследовании фактора внезапности, но такие ходатайства, в соответствии с законом, подлежат обязательному удовлетворению.

Рассматривая право на защиту, нельзя игнорировать и то, что в деятельности правоохранительных органов не исключены ошибки, и реализация права на защиту содействует их устранению.

При отсутствии в УПК РФ предписаний об обеспечении следователем и прокурором всесторонности, полноты и объективности расследования складывается ситуация, которая в известном смысле «провоцирует обвинительный уклон» и потенциально чревата определенной деформацией правосознания следователей и прокуроров. Это же, в свою очередь, может повлечь несоблюдение прав и законных интересов подозреваемых.