Валерий Петрович Степалин, судья Верховного суда РФ, заслуженный юрист РФ, к. ю. н., доцент

Пленум Верховного суда РФ принял постановление от 27.09.2012 №19 «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление» (далее– Постановление №19). Принятие этого до-кумента было обусловлено, в основном, двумя факторами. Во-первых, за 28 лет, кото-рые прошли с момента принятия постановления Пленума ВС СССР от 16.08.1984 №14 «О применении судами законодательства, обеспечивающего право на необходимую оборону от общественно опасных посягательств» (далее– Постановление №14), существенно изменился уголовный закон. Причем в части необходимой обороны УК РФ изменялся неоднократно, вслед за ним менялась и судебная практика.

Во-вторых, полученные из судов общей юрисдикции статистические данные показали, что практически все решения, или 90%, принятые с 2009 года по гл. 8 УК РФ, связаны с применением положений о необходимой обороне (ст. 37 УК РФ). В период 2009–2011 годы со ссылкой на ст. 37 УК РФ было оправдано 162 лица; со ссылкой на ст. 38 УК РФ (причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление)– 11 лиц; со ссылкой на ст. 39 УК РФ (крайняя необходимость)– всего 3 лица; со ссылкой на ст. 42 УК РФ (исполнение приказа или распоряжения)– 4 лица. Со ссылкой на ст. 40УК РФ (физическое или психическое принуждение) и ст. 41 УК РФ (обоснованный риск) оп-равдательные приговоры в период с 2009 по первое полугодие 2011 года, по сообщениям судов, не выносились.

При подготовке Постановления №19, с учетом полученных статистических данных и материалов судебной практики, было принято решение ограничиться подробными разъяснениями применения норм только о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление. При этом в Постановлении имеются пункты, посвященные общим вопросам разграничения указанных обстоятельств от иных, содержащихся в гл. 8 УК РФ.

В рассматриваемом Постановлении Пленума воспроизведены многие положения, со-державшиеся ранее в Постановлении №14, и обеспечена максимальная преемственность в той его части, где старая редакция не противоречит действующему законодательству, а данные ранее разъяснения восприняты судебной практикой и наукой.

Вместе с тем Постановление №19 существенно шире прежнего. Это связано не только с изменениями ст. 37 УК РФ, но и с введением новой нормы– ст. 38 УК РФ. Изначально в проект этого Постановления были включены некоторые разъяснения, которые, тем не менее, не вошли в окончательный текст. Относительно этих разъяснений было принято решение продолжить изучение практики в целях выработки позиции.

Оценка опасности посягательства

Одними из самых важных пунктов Постановления №19 являются п.п. 2 и 3, поскольку они содержат разъяснения о том, что понимать под посягательством, против которого допустима так называемая в теории «беспредельная» оборона, и при наличии какого посягательства важно не допустить превышения пределов необходимой обороны.

Изначально по этому вопросу обозначились две позиции. Согласно первой под общест-венно опасным посягательством следует понимать не только деяния, сопряженные с насилием либо непосредственной угрозой его применения, но и иные деяния, преду-смотренные Особенной частью УК РФ, которые с учетом характера содержания их объ-ективной стороны могут быть предотвращены или пресечены путем причинения пося-гающему вреда. Сторонники другой позиции, считая такое определение слишком рас-ширительным, исходили из того, что необходимая оборона включает в себя защиту лишь от посягательства против жизни, здоровья или иной неприкосновенности оборо-няющегося, но не предусматривает защиту от нарушения, например, имущественных прав. Такой позиции придерживаются и некоторые суды.

Изначальные редакции этих пунктов рассматриваемого Постановления не давали четкого ответа на указанные вопросы. В итоге, с учетом мнения судей Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ, было принято решение дать разъяснение отдельно понятию «общественно опасное посягательство», предусмотренному ч.1 ст. 37 УК РФ (п. 2), и понятию «посягательство», о котором идет речь в ч. 2 этой статьи (п. 3).

Таким образом, в п. 2 Постановления №19 разъяснено, что о наличии общественно опасного посягательства, предусмотренного ч. 1 ст. 37 УК РФ, могут свидетельствовать, в частности, такие обстоятельства, как: причинение вреда здоровью, создающее реальную угрозу для жизни обороняющегося или другого лица (например, ранение жизненно важных органов); применение способа посягательства, создающего реальную угрозу для жизни обороняющегося или другого лица (применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия, удушение, поджог и т. п.). Кроме того, непо-средственная угроза применения насилия, опасного для жизни обороняющегося или другого лица, может выражаться, в частности, в высказываниях о намерении немедленно причинить обороняющемуся или другому лицу смерть или вред здоровью, опасный для жизни, демонстрации нападающим оружия или предметов, используемых в качестве оружия, взрывных устройств, если с учетом конкретной обстановки имелись основания опасаться осуществления этой угрозы.

Во избежание расширительного толкования ч. 2 ст. 37 УК РФ, в п. 3 конкретизируется, что под посягательством, защита от которого допустима в пределах указанной нормы, следует понимать общественно опасные деяния, сопряженные с насилием, не опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо иные деяния, которые угрожают немедленным причинением вреда охраняемым уголовным законом интересам, и с учетом содержания их объективной стороны могут быть предотвращены или пресечены путем причинения посягающему вреда.

Следует обратить внимание на то, что в п. 3, впервые на уровне постановления Пленума разработчики предприняли попытку ограничить круг деяний, защита от которых возможна в состоянии необходимой обороны. Это очень важный, сложный и принципи-альный момент.

Оценка неожиданности нападения

В изначальной редакции п. 4 Постановления №19 было сформулировано разъяснение положений ч. 2.1ст. 37 УК РФ. Предлагалось под так называемым «неожиданным» пося-гательством, в ответ на которое обороняющимся могут быть предприняты любые средства защиты, следует признавать только нападение, сопряженное с насилием или с реальной угрозой его немедленного применения.

Но эта позиция была подвергнута обоснованной критике со стороны представителя Ге-неральной прокуратуры РФ, поскольку такое толкование норм ст. 37 УК РФ являлось бы ограничительным, так как лишало бы граждан права на необходимую оборону от пося-гательства, связанного, например, с внезапным незаконным вторжением в помещение в ночное время. Ведь в данной ситуации, в силу обстановки и происходящих событий, обороняющийся не имеет возможности оценить характер и степень опасности нападения.

В связи с этим в п. 4 Постановления №19 были внесены изменения. Согласно оконча-тельной редакции п. 4 суду рекомендуется при исследовании вопроса о том, были ли для оборонявшегося лица неожиданными действия посягавшего, вследствие чего обо-ронявшийся не мог объективно оценить степень и характер опасности нападения, при-нимать во внимание время, место, обстановку и способ посягательства, предшество-вавшие посягательству события, а также эмоциональное состояние оборонявшегося лица (состояние страха, испуга, замешательства в момент нападения и т. п.). В зависимости от конкретных обстоятельств дела неожиданным может быть признано посягательство, совершенное, например, в ночное время с проникновением в жилище, когда обо-роняющееся лицо в состоянии испуга не смогло объективно оценить степень и характер опасности такого посягательства.

При длящемся посягательстве

В пункте 5 Постановления №19 впервые разъясняется, что необходимая оборона может быть вызвана совершением общественно опасного посягательства, носящего длящийся характер (например, незаконным лишением свободы, захватом заложников и т. п.). В даном же пункте нашла отражение позиция, согласно которой в случае совершения преступлений, в которых юридические и фактические моменты окончания посягательства не совпадают, право на необходимую оборону сохраняется до момента фактического окончания посягательства (например, при разбое).

Защита от незаконных действий представителей власти

Пункт 6 Постановления №19 посвящен разъяснению применения норм ст. 37 УК РФ в ситуациях применения насилия со стороны сотрудников правоохранительных органов. В проектной редакции документа говорилось о том, что граждане имеют право на при-менение активных мер защиты и против заведомо преступных действий со стороны должностных лиц. Суть данного разъяснения принципиально никем не оспаривалась, поскольку соответствует букве и духу закона. Однако авторы рассматриваемого Поста-новления согласились с мнением некоторых членов редакционной комиссии о том, что предлагаемая редакция этого разъяснения не в полной мере учитывает специфику дея-тельности правоохранительных служб, военнослужащих, связанную с охраной общест-венного порядка, обеспечением общественной безопасности.

Специальный правовой статус указанных лиц предопределяет наделение их законом особыми правами, в том числе связанными с порядком применения физической силы, специальных средств, оружия, а также одновременно устанавливает для них гарантии правовой защиты.

Вышесказанное обусловило необходимость выработки такой формулировки разъяснения, которая позволила бы однозначно толковать, особенно гражданами, право на са-мооборону против представителей власти. Эта задача оказалась непростой. Можно кон-статировать, что на сегодняшний день разработчикам Постановления не удалось найти приемлемую форму разъяснения этого положения закона. В этой связи было признано целесообразным дополнительно изучить данный вопрос и подготовить соответствующие предложения позднее.

Оценка степени вреда, нанесенного нападающему

Стоит также обратить внимание на п. 10 Постановления №19, в котором содержится несколько важных разъяснений. В абзацах 1 и 2 разъясняется, что как при защите от общественно опасного посягательства, сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, так и в случае неожиданного нападения, обороняющийся вправе причинить любой по характеру и объему вред посягающему.

Данное разъяснение способствует, в том числе, формированию активной гражданской позиции и соблюдению гарантированного ст. 45 Конституцией РФ права защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом.

Каждое лицо, причастное к конфликту, в результате которого причиняется вред, по-тенциально может подлежать уголовной ответственности. Не исключено, что противо-правными могут оказаться действия и той, и другой стороны.

Изучение судебной практики показало, что в отдельных случаях, следователи и судьи в случаях наличия обстоятельств, свидетельствующих о посягательстве, сопряженном с насилием, опасным для жизни, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, когда обороняющимся может быть причинен посягающему лицу любой вред, продолжают выяснять, не были ли при этом превышены пределы необходимой обороны, соразмерны ли средства нападения и средства отражения и т. п. В связи с этим вп. 13 Постановления №19 была включена рекомендация тщательным образом исследовать все обстоятельства дела и учитывать их при решении вопроса о наличии или отсутствии признаков превышения пределов необходимой обороны. Исследованию подлежат: сам объект посягательства; избранный посягавшим лицом способ достижения результата; тяжесть последствий, которые могли наступить в случае доведения посягательства до конца; наличие необходимости причинения смерти посягавшему лицу или тяжкого вреда его здоровью для предотвращения или пресечения посягательства; место и время посягательства; предшествовавшие посягательству события; неожиданность посяга-тельства; число лиц, посягавших и оборонявшихся; наличие оружия или иных предметов, использованных в качестве оружия; возможность оборонявшегося лица отразить посягательство (его возраст и пол, физическое и психическое состояние и т. п.); иные обстоятельства, которые могли повлиять на соотношение сил посягавшего и обороняв-шегося лиц.

Следует отметить, что перечень вопросов, подлежащих изучению при установлении превышения пределов необходимой обороны, в данном Постановлении существенно расширен по сравнению сПостановлением №14, с учетом судебной практики и реко-мендаций ученых.

Право на использование «ловушек»

В пункте 17 рассматриваемого Постановления сформулированы разъяснения примени-тельно к ситуациям, когда гражданами в целях своей личной защиты или защиты своего имущества устанавливаются различные автоматически срабатывающие приспособления (ловушки, капканы и т. п.). В судебной практике такие случаи крайне редки. Однако, как в теории, так и на практике, существуют неоднозначные подходы к данной проблеме. При обсуждении данного Постановления в качестве основной позиции была принята точка зрения, согласно которой правила необходимой обороны распространя-ются на случаи установки таких приспособлений при условии, если они не создавали и не могли создать опасность для лиц, не совершающих общественно опасные посяга-тельства.

Противоположное мнение заключается в том, что причинение вреда в результате уста-новки специальных приспособлений не может расцениваться как совершенное в со-стоянии необходимой обороны, поскольку на момент установки данных устройств об-щественно опасное посягательство отсутствовало, или не было реальной угрозы его осуществления.

В итоге, большинством членов редакционной комиссии был поддержан основной вариант, поскольку возможность принятия лицом ряда превентивных мер позволит говорить нам об абсолютном праве на защиту охраняемых уголовным законом интересов от общественно опасных посягательств.

В качестве дополнительных аргументов в пользу обозначенной позиции является то, что соответствующая норма предлагалась при разработке теоретической модели уголовного кодекса, подготовленной ведущими отечественными учеными1.

Окончательный вариант текста Постановления №19 дополнен также разъяснением о том, что правила о необходимой обороне распространяются на случаи применения не запрещенных законом автоматически срабатывающих или автономно действующих средств. Кроме того, отмечается, что в случае срабатывания (приведения в действие) таких средств или приспособлений в условиях отсутствия общественно опасного пося-гательства содеянное подлежит квалификации на общих основаниях.

Вопросы применения норм УК РФ о задержании

С учетом мнения судов, в Постановление №19 включено разъяснение вопроса, связан-ного с разграничением необходимой обороны от задержания лица в случаях, когда за-держиваемый оказывает активное физическое сопротивление и задерживающий может оказаться в состоянии необходимой обороны (п. 18). Правильное разграничение этих обстоятельств имеет большое значение, поскольку превышение мер для задержания является более тяжким преступлением, чем превышение пределов необходимой обороны. Причинение средней тяжести вреда здоровью при превышении мер, необходимых для задержания, является преступлением, а причинение такого вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны уголовно ненаказуемо.

Круг лиц, имеющих право на задержание. Право на задержание лица, совершившего преступление, имеют любые лица. Поэтому, согласно п. 19 комментируемого По-становления таковыми могут быть не только представители власти. Помимо непосред-ственных очевидцев совершенного преступления, к субъектам задержания предлагается относить и иные категории граждан.

Определение понятия преступника. В научной литературе отмечается, что исполь-зование в ст. 38 УК РФ понятия «лицо, совершившее преступление», не вполне удачно, поскольку согласно теории уголовного права лицо признается совершившим преступ-ление с момента вступления в отношении него обвинительного приговора в законную силу. Разработчики комментируемого Постановления исходили из того, что в самой норме речь идет о гораздо большем числе лиц. С этим были согласны и ученые, и судьи. Поэтому в п. 20 этого Постановления перечислены лица, которые могут быть отнесены в смысле ст. 38 УК РФ к лицам, совершившим преступление.

Оценка способа задержания. По смыслу ч. 1 ст. 38 УК РФ, вред причиненный лицу, совершившему преступление, в ходе его задержания может быть признан правомерным только при условии, что иными средствами задержать такое лицо не представлялось возможным.

В пункте 22 Постановления судам дана рекомендация выяснять обстоятельства, которые свидетельствовали бы о невозможности иными средствами задержать такое лицо.

Оценка обстоятельств задержания. В пункте 22 Постановления №19 также сформу-лировано определение обстоятельств задержания (обстановки задержания). Представ-ляется, что таковыми следует считать все обстоятельства, которые могли повлиять на способность к задержанию с минимальным причинением вреда задерживаемому с одно-временным пресечением возможности совершения им новых преступлений.

Обстановка задержания может быть благоприятной и неблагоприятной, и она напрямую влияет на содержание того вреда, который возможно причинить при конкретных об-стоятельствах. К примеру, физическое состояние и поведение лица, совершившего преступление, при его задержании имеют существенное влияние на обстоятельства этого задержания и на пределы причинения вреда. В свою очередь при задержании вооруженных лиц, лиц, входящих в банду, террористическую организацию, причиняемый им вред может быть несколько большим, чем при задержании иных лиц, поскольку в этих случаях, с одной стороны, имеет место повышенная общественная опасность личности задерживаемых, а с другой,– существенно усложняется обстановка задержания.

С учетом замечаний, высказанных в ходе заседания Научно-консультативного совета, в п. 24комментируемого Постановления было разъяснено, что задерживающее лицо должно быть уверено, что причиняет вред именно тому лицу, которое совершило пре-ступление. В этом же пункте отмечается, что когда задерживающее лицо добросовестно заблуждалось относительно характера совершаемого задерживаемым лицом общественно опасного посягательства, принимая за преступление административное правонарушение, или деяние лица, не достигшего возраста уголовной ответственности, либо лица в состоянии невменяемости, в тех случаях, когда обстановка давала основания полагать, что совершалось преступление, и лицо, осуществлявшее задержание, не осознавало и не могло осознавать действительный характер совершавшегося деяния, его действия следует оценивать по правилам ст. 38 УК РФ, в том числе и о допустимых пределах причинения вреда. По сути, речь идет о своеобразном «мнимом задержании». При определенных обстоятельствах предлагается такие ситуации оценивать по правиламст. 38 УК РФ. Таким образом, были использованы уже устоявшиеся правила квалификации при «мнимой обороне».

Использование оружия и спецсредств

Порядок применения специальными субъектами силы, специальных средств и оружия, в том числе и в состоянии необходимой обороны или при задержании лица, совершившего преступление, урегулирован различными нормативными правовыми актами. Именно поэтому авторы Постановления сочли необходимым включить разъяснения, связанные с особенностью применения специальными субъектами указанных предметов.

В пункте 28 Постановления разъясняется, что сотрудники правоохранительных органов, военнослужащие и иные лица, которым законодательством разрешено применение оружия, для исполнения возложенных на них законом обязанностей, не подлежат уго-ловной ответственности за причиненный посягавшему или задерживаемому вред, если они действовали в соответствии с требованиями законов, уставов.

Также необходимо напомнить, что в п. 27 Постановления №19 разъяснено, что положения ст.ст. 37 и 38УК РФ распространяются на сотрудников правоохранительных органов и военнослужащих. При этом если в результате превышения пределов необходимой обороны или мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, указанные лица совершат убийство или умышленное причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, содеянное ими при наличии соответствующих признаков под-лежит квалификации по ст. 108 или по ст. 114 УК РФ.

При обсуждении данного вопроса рядом ученых было предложено квалифицировать деяния указанных выше лиц, как превышение должностных полномочий по ст. 286 УК РФ. Но это предложение не нашло поддержки.

Вопросы возмещения вреда

При решении вопроса о возмещении вреда, причиненного в условиях необходимой обороны, у судов, как правило, не возникает трудностей.

Суды руководствуются нормами Гражданского кодекса РФ, а также разъяснениями, со-держащимися в п. 12 постановления Пленума Верховного суда РФ от 26.10.2010 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обя-зательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина». Согласно указанным положениям вред, причиненный в состоянии необходимой обороны, возме-щению не подлежит, если при этом не были превышены ее пределы.

Вместе с тем суды обратили внимание на трудности, связанные с разрешением граж-данских исков при постановлении приговоров по делам о преступлениях, предусмот-ренных ч. 1 ст. 114 и ч. 1 ст. 108 УК РФ, то есть в случаях причинения вреда при пре-вышении пределов необходимой обороны.

В связи с этим в п. 29 комментируемого Постановления судам дается следующее разъ-яснение: «Решая вопрос о возмещении вреда, причиненного в результате совершения преступлений, предусмотренных ст. 108 и ст. 114 УК РФ, суды должны учитывать, что вред в таких случаях возмещается на общих основаниях (ст. 1064 ГК РФ). При этом размер возмещения определяется судом с учетом вины как причинителя вреда, так и потерпевшего, действиями которого было вызвано причинение вреда. Суд, приняв во внимание имущественное положение лица, причинившего вред, вправе уменьшить под-лежащую взысканию сумму (статья 1083 ГК РФ)».

Постановка приговора

Наконец, важно отметить, что по предложению некоторых членов редакционной комис-сии, в том числе представителя Государственно-правового управления Президента РФ в Постановление был включен п. 30, в котором судам разъясняется, что в случаях право-мерного причинения вреда в состоянии необходимой обороны или при задержании лица, совершившего преступление, основанием вынесения оправдательного приговора или прекращения уголовного дела является отсутствие в деянии состава преступления.

В завершение хотелось бы отметить, что вопросы, связанные к оценкой пределов необ-ходимой обороны, действий нападающего и защищающегося, относились и, по видимому, всегда буду относиться, к одним из самых сложных в практике применения норм уголовного закона.

Принятие Постановления Пленума позволит судам более четко определять возможности и права обороняющегося, понимать условия правомерности необходимой обороны, а также условия правомерности причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление