З А К Л Ю Ч Е Н И Е

Квалификационной комиссии Адвокатской палаты Республики Хакасия

04 сентября 2015 года                                                                             г. Абакан


Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Республики Хакасия в составе председателя Квалификационной комиссии Марушана А.В., секретаря комиссии при рассмотрении дисциплинарных производств Иванова А.В., членов комиссии: Кирилловой Е.Б., Баландина А.В., Дмитриенко М.А., Каспирович Е.В, Сергеева В.П., Кочубина А.Н., Шабановой И.В, рассмотрев в закрытом заседании материалы дисциплинарного производства в отношении адвоката А регистрационный номер в Реестре адвокатов Республики Хакасия 19/,


У С Т А Н О В И Л А :


21 июля 2015 года в Адвокатскую палату Республики Хакасия поступила жалоба адвоката Р на адвоката А, из которой следует, что адвокат А, в нарушение ст. 50 УПК РФ, а также Порядка оказания юридической помощи адвокатами, участвующими в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда, утвержденного решением Совета Адвокатской палаты Республики Хакасия от 02 апреля 2007 года в редакции от 02 октября 2013 года (протокол № 23), приняла на себя защиту подозреваемого Ш.

23 июля 2015 года по поступившей жалобе президентом Адвокатской палаты Республики Хакасия возбуждено дисциплинарное производство, которое передано в Квалификационную комиссию на рассмотрение.

Адвокат А надлежащим образом уведомлена о дате, месте и времени рассмотрения дисциплинарного производства, на заседание Квалификационной комиссии не прибыла, представителя не направила.

В силу п. 3 ст. 23 КПЭА неявка кого-либо из участников дисциплинарного производства не является основанием для отложения разбирательства по делу. В этом случае Квалификационная комиссия рассматривает дисциплинарное производство по существу с учетом имеющихся материалов.

Заявитель Р Квалификационной комиссии пояснила, что 07 июля 2015 года в период дежурства ей было поручено защищать Ш по назначению. Уголовное дело находилось в производстве дознания г. Абакана.

20 июля 2015 года защиту Ш приняла на себя адвокат А. Адвокату А было известно, что Р является защитником Ш по назначению.

20 июля 2015 года около 20 часов вечера Р в телефонном режиме была приглашена дознавателем для участия в следственных действиях. Однако, в связи с тем, что Р находилась за пределами города Абакана, и приглашение для нее было неожиданным, заранее она не была предупреждена о необходимости производства следственных действий 20 июля 2015 года, Р попросила перенести следственное действие на следующий день. Больше ее не приглашали, в дело вступила адвокат А.

По мнению адвоката Р, адвокат А приняла на себя защиту Ш в нарушение норм УПК РФ и Порядка оказания юридической помощи по уголовным делам, утвержденного Советом Адвокатской палаты Республики Хакасия.

Квалификационной комиссией изучены материалы дисциплинарного производства: жалоба адвоката Р; график дежурств адвокатов по г. Абакану на 3 квартал 2015 года,; копия ордера № *** от *** года, выданного адвокатом Р на защиту в ходе предварительного следствия Ш, основание выдачи — назначение; Порядок оказания юридической помощи адвокатами, участвующими в качестве защитников в уголовном судопроизводстве; объяснение адвоката А, из которого следует, что она узнала от дознавателя П о том, что подследственный Ш отказался от услуг адвоката по назначению Р и пожелал, чтобы его интересы представлял другой адвокат по назначению. В связи с тем, что дознавателем было удовлетворено ходатайство подозреваемого об отказе от услуг защитника по назначению и вынесено постановление о назначении другого защитника за счет средств федерального бюджета, она вступила в уголовное дело и выписала ордер на защиту Ш; постановление о полном удовлетворении ходатайства подозреваемого Ш об отказе от услуг адвоката Р дознавателем вынесено со ссылкой на ст. 52 УПК РФ; постановление о назначении защитника адвоката А.

Квалификационная комиссия, проголосовав именными бюллетенями, установила, что в действиях адвоката А имеются нарушения норм ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и Кодекса профессиональной этики адвоката.

К материалам дисциплинарного производства адвокатом А представлено постановления дознавателя о полном удовлетворении ходатайства подозреваемого Ш о замене одного адвоката, назначенного дознанием подозреваемому Ш, на другого адвоката А, так же по назначению дознания, за счет средств федерального бюджета.

Вынося постановления, дознаватель руководствовался требованием ст. 52 УПК РФ, которая позволяет подозреваемому, обвиняемому в любой момент производства по уголовному делу отказаться от помощи защитника.

Адвокат А, принимая на себя защиту подозреваемого Ш, достоверно зная, что его защиту осуществляет адвокат Р, не выяснила по каким причинам подозреваемый Ш отказывается от услуг адвоката Р, является ли его отказ вынужденным, и не исходит ли инициатива отказа от дознавателя. В материалах дисциплинарного производства отсутствует письменное заявление подозреваемого Ш об отказе от назначенного ему защитника Р с указанием причины отказа.

Неявка защитника, участвующего в деле не может рассматриваться как добровольный отказ от защитника. Такой отказ является вынужденным, а это значит, что подозреваемому не было обеспечено право на защиту (Определение Верховного суда РФ от 26 апреля 1994 года).

Адвокатом А, при вступлении в уголовное дело по защите подозреваемого Ш, не обращено внимание на нарушение дознавателем ч.3 ст. 50 УПК РФ, которая регламентирует, при неявке имеющегося в деле защитника, дознавателю выдержать пятидневный срок, для назначения нового защитника.

Между тем, Конституционный Суд РФ неоднократно разъяснял, что замена защитника, приглашенного обвиняемым, допустима только при условии соблюдения гарантийного положения, закрепленного в ч. 3 ст. 50 УПК РФ. В Определении от 17 октября 2006 г. № 429-О Конституционный Суд РФ указал, что, закрепляя порядок, при котором «… в случае невозможности участия в деле защитника в течение указанного в этой норме срока производится его замена другим защитником, свободно выбранным обвиняемым, или – при отказе обвиняемого пригласить защитника по своему выбору – защитником по назначению, часть третья статьи 50 УПК Российской Федерации не лишает обвиняемого права реально пользоваться квалифицированной юридической помощью как приглашенного им самим защитника, так и защитника, назначенного дознавателем, следователем или судом. Данная норма не предполагает принятие судом на ее основании произвольных решений о замене защитника и не освобождает суд от обязанности обосновать необходимость и допустимость такой замены.

Помимо нарушений норм УПК РФ адвокат А действовала в нарушение принятого в соответствии с п. 5 ч. 3 ст. 31 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» Советом Адвокатской палаты Республики Хакасия Прядка оказания юридической помощи адвокатами, участвующими в качестве защитников в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия или суда. Данный Порядок указывает на то, что в силу ч.3 ст. 50 УПК РФ подозреваемый, обвиняемый не вправе выбирать себе защитника, назначенного ему органом дознания, следствия или судом. С учетом этой нормы адвокат не вправе вступать в дело при наличии в деле другого адвоката, назначенного или работающего по соглашению.

С учетом изложенного Квалификационная комиссия считает, что адвокат А, принимая на себя поручение о назначении ее дознавателем защитником подозреваемого Ш, достоверно знала, что в деле участвует адвокат Р, не выяснила у подозреваемого причину отказа от адвоката Р, не установила, является ли отказ от адвоката Р вынужденным, действовала не в интересах подозреваемого Ш, а в интересах дознавателя П.

Нарушение адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации, Кодекса профессиональной этики адвоката, совершенное умышленно или по грубой неосторожности, влечет применение мер дисциплинарной ответственности, предусмотренных законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодексом профессиональной этики адвоката (п. 1 ст. 18 Кодекса).

Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Республики Хакасия выносит заключение об умышленном нарушении адвокатом А пп. 1 и 4 ст. 7 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», которые обязывает адвоката честно разумно и добросовестно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством РФ средствами, соблюдать Кодекс профессиональной этики адвоката и исполнять решения органов адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, Федеральной палаты адвокатов Российской Федерации принятые в пределах их компетенции.

Ст. 12 Кодекса профессиональной этики адвоката гласит - Участвуя в судопроизводстве, а также представляя интересы доверителя в органах государственной власти и органах местного самоуправления, адвокат должен соблюдать нормы соответствующего процессуального законодательства, проявлять уважение к суду и лицам, участвующим в деле, следить за соблюдением закона в отношении доверителя и, в случае нарушения прав последнего, ходатайствовать об их устранении.

Ч.1 ст. 15 Кодекса профессиональной этики адвоката обязывает адвоката строить свои отношения с другими адвокатами на основе взаимного уважения и соблюдения их процессуальных прав.

Ч.6 ст. 15 Кодекса профессиональной этики адвоката обязывает адвоката выполнять решения органов адвокатской палаты и органов Федеральной палаты адвокатов, принятые в пределах их компетенции.

На основании изложенного, руководствуясь требованиями п.7 ст. 33 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», ст. ст. 18, 20, 21, 22, 23 КПЭА Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Республики Хакасия

Р Е Ш И Л А :

Признать в действиях адвоката А наличие нарушений норм ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» и Кодекса профессиональной этики адвоката.

Материалы дисциплинарного производства передать в Совет Адвокатской палаты Республики Хакасия для рассмотрения по существу дисциплинарного производства.

Председатель

Квалификационной комиссии                                                     А.В. Марушан

Совет  Адвокатской палаты согласился с заключением Квалификационной комиссии. За допущенное нарушение Советом палаты принято решение применить к А меру дисциплинарной ответственности в виде предупреждения.