З А К Л Ю Ч Е Н И Е

квалификационной комиссии Адвокатской палаты Республики Хакасия

04 октября 2013 года г. Абакан

Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Республики Хакасия в составе председателя квалификационной комиссии Марушан А.В, секретаря комиссии при рассмотрении дисциплинарных производств Иванова А.В., членов комиссии Кочубина А.Н., Белецкой Е.Н., Кирилловой Е.Б., Коструковой Н.В., Баландина А.В., Когай Г.А., Дмитриенко М.А., Шумского А.В., Шабановой И.В., рассмотрев в закрытом заседании материалы дисциплинарного производства в отношении адвоката Б., регистрационный номер в реестре адвокатов Республики Хакасия 19/, осуществляющего адвокатскую деятельность в форме адвокатского кабинета,

У С Т А Н О В И Л А :

В Адвокатскую палату Республики Хакасия 12 сентября 2013 года поступили жалобы граждан Ш. и Ш. В жалобах указано, что адвокат Б. ненадлежащим образом выполнял принятые на себя обязательства по оказанию юридической помощи Ш., при оплате услуг полученные деньги не внес в кассу, не выдал квитанцию, в ходе производства предварительного следствия, не признающего вину доверителя, убедил дать признательные показания и заключить досудебное соглашение. После окончания следствия, в судебные заседания не являлся, деньги в сумме рублей переданные на хранения для передачи потерпевшей, истратил на свои нужды.

20 сентября 2013 года президентом Адвокатской палаты Республики Хакасия на основании ч.2.1 ст. 20, ст. 21 КПЭА, по поступившим жалобам возбуждено объединенное дисциплинарное производство в отношении адвоката Б., которое направлено в квалификационную комиссию Адвокатской палаты Республики Хакасия для рассмотрения.

Заявитель Ш. квалификационной комиссии пояснил:

12 декабря 2012 года Ш. было заключено соглашение с адвокатом Б. на оказание юридической помощи сыну Ш., с оплатой вознаграждения в сумме рублей, адвокат обязался оказывать помощь и на следствии, и в суде. Деньги переданы в полном объеме, о получении денежных средств какой-либо квитанции адвокатом не выдавалось. Заявитель получил от адвоката только соглашение, написанное рукой адвоката, соглашение приложено к материалам дисциплинарного производства. Во время заключения соглашения сын находился за пределами Российской Федерации. Для того чтобы сын вернулся в Красноярск, и его не взяли под стражу, адвокат написал ходатайство следствию. Сына по прибытию в Красноярск не арестовали.

Когда сын вернулся, адвокат Б. стал его уговаривать признать вину и заключить со следствием досудебное соглашение, при этом говорил, что сын получит условный срок. Сын доверился адвокату и под его диктовку написал признательные показания, хотя с его слов, преступления он не совершал. Адвокатом было подано ходатайство о заключении со следствием досудебного соглашения. Прокурор в удовлетворении заявленного ходатайства отказал. Сыну пришлось изменить свои показания на первоначальные, в которых он не признавал вину. Данное обстоятельство послужило основанием в дальнейшем об отказе от услуг адвоката Б.

В марте 2013 года адвокат Б., вновь запросил денег в размере рублей, из которых предназначены на дорожные расходы в суд, а руб. на компенсацию вреда потерпевшей. Деньги адвокату были переданы, квитанции о получении денег адвокат не выдавал.

На неоднократные просьбы отчитаться о деньгах, Б. 20 июня 2013 года выдал второе соглашение об оказании юридической помощи, в котором указал, что получил рублей. Квитанции о получении денежных средств адвокат не выдал.

31 мая 2013 года началось судебное заседание, на первом заседании Б., присутствовал. На второе заседание, где потерпевшая запросила возместить ей вред в сумме рублей, как и на последующие адвокат не являлся, уважительных причин неявки не называл.

По телефону адвокату было предложено вернуть деньги в сумме рублей, для возмещения вреда потерпевшей, которые ему были переданы на хранение. Б., ответил, что денег у него нет, ему нужно было кормить семью, и он их потратил на свои нужды. Данный разговор Ш. записал на диктофон, запись приобщает к материалам дела. На требование предоставить отчет о работе и истраченных деньгах, не отчитался.

Жена Ш., взяла денежный кредит в размере, лично передала представителю потерпевшей. Б., деньги, полученные для возмещения вреда потерпевшей, переданные ему на хранение, не вернул, присвоил себе.

Из-за поведения адвоката, неявки в судебные заседания, был нанят другой адвокат, который и сейчас защищает интересы сына.

Заявителями было принято решение, в связи с потерей доверия к адвокату Б., об отказе от его услуг. 23 июля 2013 года уведомление об отказе от его услуг было направлено заказным письмом по юридическому адресу адвоката, указанному в соглашении, но впоследствии было установлено, что адрес в соглашении адвокатом указан не верный.

Заявитель просит разобраться в данной ситуации, считает, что поведение адвоката умаляет авторитет адвокатуры, адвокатом не выполнены принятые на себя обязательства. Просит применить к нему меры дисциплинарной ответственности.

Квалификационной комиссии заявитель Ш., пояснил:

Следствием он обвиняется в совершении преступлений предусмотренных ст. УК РФ. Для его защиты родители наняли адвоката Б., за работу выплатили вознаграждение. На встречи с адвокатом, он пояснил ему, что преступление не совершал. Когда приехали к следователю адвокат стал говорить, что необходимо взять вину на себя и пойти на досудебное соглашение, что только после этого он получит условный срок. Поддавшись на уговоры, он согласился. В дальнейшем, в заключении досудебного соглашения прокурором было вынесено постановление об отказе в удовлетворении заявленного ходатайства.

В судебное заседание адвокат не являлся, и ему судом назначили государственного адвоката. Деньги адвокат от родителей получал, но квитанций не давал.

Щ. считает, что адвокат Б. не выполнил принятых на себя обязательств, самоустранился от его защиты, просит лишить Б. статуса адвоката.

Приглашенный заявителями свидетель Ш. квалификационной комиссии подтвердила доводы, изложенные в жалобах заявителей, показала, что деньги в сумме рублей выплаченные потерпевшей, это не те деньги, которые были переданы на хранение Б., те деньги он не вернул, она вынуждена была брать банковский кредит. Так же считает, что сына не взяли под стражу, только потому, что она об этом просила следователя.

Заявила о невыполнении адвокатом своих профессиональных обязанностей, считает, что к нему должны быть применены меры дисциплинарной ответственности.

Адвокат Б., квалификационной комиссии пояснил:

К нему обратились заявители с просьбой защитить их сына, он не виноват, а его могут арестовать. Б. им ответил, что если сын не виноват, то не допустит, чтобы его посадили. За дело взялся, соглашение составлял у Ш. дома, соглашение заключено об оказании юридической помощи во всех инстанциях, деньги в сумме рублей, получил, квитанцию и копию квитанции оставил у Ш. дома.

Затем добился от следователя, чтобы находящегося в розыске Ш., оставили на свободе, хотя у него было 8 эпизодов. Считает, что это блестящий результат для адвоката.

Адвокатское производство не вел, т. к. были хорошие взаимоотношения с доверителями.

Затем после очной ставки, было принято решение о даче признательных показаний, изобличении виновных и о заключении досудебного соглашения со следствием.

Прокурором в удовлетворении заявленного ходатайства было отказано. На вопрос, зачем досудебное соглашение, если преступление раскрыто, Б. объяснить не смог.

На вопрос, с какой целью было заключено второе соглашение и взяты дополнительные деньги, если первым соглашением было предусмотрено оказание помощи во всех инстанциях, Б. ответил, что попросили доверители.

На вопрос, по какой причине не участвовали в судебных заседаниях, Б. ответил, что не было переводчика, и он решил зря не ездить.

На вопрос, были ли оприходованы деньги, и были ли переданы деньги в сумме потерпевшей, Б. ответил, что он оставил их сына на свободе с 8 эпизодами, деньги не оприходованы, по этому делу квитанций у меня не было, деньги они мне отдавали наличными.

На вопрос, почему не разрешили возникшую проблему мирным путем и почему жалуются, Б. ответил, что Ш. хотят, чтоб он вернул им все деньги. Но возможно и у него по делу были ошибки.

Квалификационной комиссией исследованы материалы, имеющиеся в дисциплинарном производстве:

-жалоба Ш.;

-жалоба Ш.;

-объяснение Ш.;

-соглашение об оказании юридической помощи от 12 декабря 2012 года заключенное между гр. Ш. и адвокатом адвокатского кабинета Б. По данному соглашению, адвокатом приняты на себя обязательства оказывать юридическую помощь по уголовному делу УК РФ во всех инстанциях. Сумма вознаграждения рублей. Адрес адвокатского кабинета указан. С оттиском печати Адвокатский кабинет адвоката Б. В соглашении данные доверителя, кому оказывается юридическая помощь, не указана;

-постановление об отказе в удовлетворении ходатайства о заключении до судебного соглашения о сотрудничестве прокурора А. Основание отказа - несоблюдение требований ч.2 ст. 317 УПК РФ. Преступление, в котором обвиняется Ш. на момент подачи ходатайства, является раскрытым;

-соглашение об оказании юридической помощи от 20 июня 2013 года заключенное между Ш. и адвокатом Б. на оказание юридической помощи во всех инстанциях, сумма вознаграждения рублей. Адрес адвокатского кабинета указан. С оттиском печати Адвокатский кабинет адвоката Б. В соглашении имя доверителя кому оказывается юридическая помощь не указана;

-уведомление от 22 июля 2013 года доверителя Ш., направленное адвокату Б. о расторжении соглашения;

-почтовая квитанция о направлении заказным письмом уведомления о расторжении соглашения адвокату Б. на указанный адрес в г. Абакан;

-справка председателя суда о неучастии адвоката Б. в судебных заседаниях по обвинению Ш., по УК РФ;

-расписки представителя потерпевшей Г. о получении денег в сумме рублей в качестве компенсации морального вреда от представителя обвиняемого Ш. от 22 июня 2013 года;

-справка секретаря адвокатской палаты о месте нахождения адвокатского образования адвокатский кабинет Б. с указанием адреса;

-объяснение адвоката Б.;

-объяснение от следователя П., подпись под текстом отсутствует;

Изучив материалы дисциплинарного производства, квалификационная комиссия считает, что приложенные к материалам дисциплинарного производства CD-диск с аудиозаписью, а также объяснение от следователя П. не могут служить доказательством, так как на объяснении отсутствует подпись П., а кому принадлежат голоса на CD-диске установить нельзя.

Из имеющих материалов дисциплинарного производства квалификационная комиссии установила, что в действиях адвоката Б., содержатся нарушения требований ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», а также Кодекса профессиональной этики адвоката.

В силу ч.1 ст.48 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи.

В ст. 8 КПЭА указано, что при осуществлении профессиональной деятельности адвокат честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполняет свои обязанности, активно защищает права, свободы и интересы доверителей всеми не запрещенными законом средствами, руководствуясь Конституцией Российской Федерации, законом и настоящим кодексом.

В соответствии с ч.1 ст.1 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» адвокатской деятельностью является квалифицированная юридическая помощь, оказываемая на профессиональной основе лицами, получившими статус адвоката в порядке, установленном настоящим Федеральным законом, физическим и юридическим лицам (доверителям) в целях защиты их прав, свобод и интересов, а также обеспечения доступа к правосудию.

В соответствии со ст. 5 КПЭА - профессиональная независимость адвоката, а также убежденность доверителя в порядочности, честности и добросовестности адвоката являются необходимыми условиями доверия к нему.

Адвокат должен избегать действий (бездействия), направленных к подрыву доверия.

Злоупотребление доверием несовместимо со званием адвоката.

Соглашение об оказании юридической помощи между адвокатом и доверителем составляется на основании ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» в простой письменной форме между доверителем и адвокатом, на оказание юридической помощи самому доверителю или назначенному им лицу.

Существенными условиями соглашения являются:

1.указание на адвоката, принявшего исполнение поручения в качестве поверенного, а так же на его принадлежность к адвокатскому образованию и адвокатской палате;

2. предмет поручения;

3.условия выплаты доверителем вознаграждения за оказываемую юридическую помощь;

4.порядок и размер компенсации расходов адвоката, связанных с исполнением поручения;

5.размер и характер ответственности адвоката, принявшего исполнение поручения.

В материалах дисциплинарного производства имеются соглашения об оказании юридической помощи датированные - 12 декабря 2012 г. и 20 июня 2013 года, составленные в простой письменной форме, стороны соглашения определены: адвокат Б. и Ш.

Квалификационная комиссия, исследуя имеющиеся в деле соглашения сторон об оказании юридической помощи, находит, что соглашения заключенные между адвокатом и доверителем составлены с нарушением требований ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ».

В соглашениях отсутствует указание на адвокатское образование адвоката, его реестровый номер и принадлежность к адвокатской палате субъекта РФ.

В соглашениях отсутствует условия выплаты доверителем вознаграждения, указания расчетного счета, необходимого для перечисления денежных средств.

В соглашениях не указан размер и характер ответственности адвоката, принявшего исполнения поручения.

В соглашениях в нарушение требований ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», адвокатом указан неверный адрес адвокатского образования, принимая поручение на оказание юридической помощи от обратившегося лица в соглашении отсутствует указание на лицо, которому необходима юридическая помощь, в соглашениях не определен предмет поручения.

Как следует из жалобы заявителей и устного объяснения членам квалификационной комиссии, при заключении соглашений адвокату были переданы деньги, оговоренные соглашением, квитанция о принятии денежных средств адвокатом не выдавалась. О том, что полученные денежные средства адвокатом не о приходовались и квитанции о получении указанных сумм не выдавались, подтверждено самим адвокатом.

Квалификационная комиссия, рассматривая жалобу заявителя Ш., в части того, что адвокат убедил его дать признательные показания и заключить со следствием досудебное соглашение, в виду отсутствия достоверных сведений подтверждающих склонение адвокатом своего доверителя к признанию вины, считает указанный факт недоказанным.

Приложенное заявителем к материалам дисциплинарного производства постановление прокурора об отказе в удовлетворении ходатайства о заключении до судебного соглашения, не может служить доказательством вины адвоката.

Согласно ч.2 ст. 317.1 УПК РФ подозреваемый или обвиняемый вправе заявить ходатайство о заключении досудебного соглашения с момента начала уголовного преследования до объявления об окончании предварительного следствия.

Факт отказа адвоката Б. от принятой на себя защиты Квалификационная комиссия считает доказанным.

Из имеющихся в материалах дисциплинарного производства соглашений адвоката Б. с доверителем Ш. адвокат обязался представлять интересы доверителя во всех инстанциях уголовного преследования. Однако, согласно справки председателя суда, адвокат в судебные заседания не являлся, что явилось основанием назначения подсудимому Ш. защитника по назначению.

Квалификационная комиссия, считает, что своими действиями (бездействием) адвокат Б., подорвал доверие, оказанное ему доверителями при заключении соглашений об оказании юридической помощи Ш. Данное обстоятельство подтверждается уведомлением о расторжении соглашения направленное адвокату, а также присвоением денежных средств в сумме рублей, которые адвокату были переданы на хранения в целях компенсации вреда потерпевшей.

Рассматривая объяснения адвоката Б., в отношении поступивших жалоб, в частности, заявление адвоката о том, что причина подачи жалоб является желание вернуть деньги, квалификационная комиссия находит не состоятельными.

Заявление адвоката о том, что он добросовестно выполнял принятые на себя обязанности по защите доверителя, квалификационная комиссия также находит не состоятельными. Подтвердить добросовестное выполнение своих профессиональных обязанностей, адвокат на смог в виду отсутствия адвокатского производства.

Кроме того, имеющиеся в деле соглашения содержат неточности, составлены с орфографическими ошибками, указан неверный адрес адвокатского образования, указанный в соглашении адрес адвокатского образования, не соответствует адресу, указанному на печати адвокатского образования, а также адресу, имеющемуся в реестре Адвокатской палаты Республики Хакасия.

Указанные обстоятельства свидетельствуют о пренебрежительном, недобросовестном и неквалифицированном исполнении адвокатом своих профессиональных обязанностей.

В соответствии с ч.1 ст.7 ФЗ «Об адвокатской деятельностью и адвокатуре в РФ», ч.1 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, адвокат, обязан честно, разумно, добросовестно, квалифицированно отстаивать права и законные интересы доверителя всеми не запрещенными законодательством РФ средствами.

Действия адвоката нарушают требования ч.1 ст. 4 КПЭА, которые порочат честь и достоинство адвоката, подрывают доверие и умаляют авторитет адвокатуры в целом.

Часть 2 ст.7 ФЗ «Об адвокатуре и адвокатской деятельности в РФ» устанавливает, что за неисполнение либо ненадлежащие исполнение своих профессиональных обязанностей адвокат несет ответственность, предусмотренную настоящим Законом.

В силу ч.1 ст.18 КПЭА нарушение адвокатом требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и настоящего кодекса, совершенное умышленно или по грубой неосторожности, влечет применение мер дисциплинарной ответственности, предусмотренных законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ и КПЭА.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 33 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», п.1. ч.9. ст. 23 Кодекса профессиональной этики адвоката Квалификационная комиссия Адвокатской палаты Республики Хакасия

Р Е Ш И Л А :

1. Признать в действиях адвоката Б. наличие нарушений норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ и Кодекса профессиональной этики адвоката, а именно в:

-нарушении требований п. 6 ч. 4 ст. 6 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», выразившиеся в отказе адвоката от принятой на себя защиты;

-нарушении требований ч. 4 ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», выразившиеся в не указании адвокатом существенных условий соглашения;

-нарушении требований ч. 6 ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», выразившиеся в невнесении адвокатом вознаграждения в кассу адвокатского образования;

-нарушении требований ч.ч. 2, 3 ст. 5 Кодекса профессиональной этики адвоката, запрещающей адвокату совершать действия (бездействия), направленные к подрыву доверия. Злоупотребление доверием несовместимо со званием адвоката;

-нарушении требований ч. 4 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, обязывающих адвоката вести адвокатское производство;

2. Передать дисциплинарное производство в Совет Адвокатской палаты Республики Хакасия для принятия решения о мерах дисциплинарной ответственности.

Председатель Квалификационной комиссии А. В. Марушан

Совет Адвокатской палаты РХ согласился с заключением Квалификационной комиссии. Совет решил признать в действиях адвоката Б. наличие нарушений норм законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ и Кодекса профессиональной этики адвоката. Выразившиеся в нарушении требований п. 6 ч. 4 ст. 6 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» - запрещающей адвокату отказываться от принятой на себя защиты; в нарушении требований ч. 4 ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» - обязывающей адвоката указывать существенные условия соглашения об оказании юридической помощи; в нарушении требований ч. 6 ст. 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», обязывающей адвоката вносить в кассу адвокатского образования вознаграждение, выплачиваемое доверителем; в нарушении требований ч.ч. 2, 3 ст. 5 Кодекса профессиональной этики адвоката, запрещающей адвокату совершать действия (бездействия), направленные к подрыву доверия. Злоупотребление доверием несовместимо со званием адвоката; в нарушении требований ч. 4 ст. 8 Кодекса профессиональной этики адвоката, обязывающей адвоката вести адвокатское производство. За допущенные нарушения в соответствии с п. 2 ч. 2 ст. 17 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» статус адвоката Б., регистрационный номер в реестре адвокатов Республики Хакасия 19, прекратить.